fansmagazine (fansmagazine) wrote,
fansmagazine
fansmagazine

Category:

Модники 60-ых часть 2

Стартует традиция концертных и фестивальных плакатов, использующих постмодернистские приемы и психоделические цвета. Тексты песен становятся загадочней и невнятнее, а рок-сцена превращается в политическую площадку для самовыражения и психоделики. Остатки подобного стиля остаются в сценических образах Зигги Стардаста, Марка Болана, но на улицах доминируют другие уличные стили и мода. В этот период начинается экспансия в Британию байк-клубов и мода на байкеров.



Английские газеты 1969 года подводили итоги десятилетия следующим образом.

ПОВОРОТНЫЕ ПУНКТЫ «РАЗВЕСЕЛЫХ» ШЕСТИДЕСЯТЫХ

Основан журнал «Плейбой».

В докладе Вольфендена рекомендуется отменить уголовное преследование гомосексуалистов.

Акт об уличных правонарушениях «превращает» лондонских проституток в работающих в квартирах «моделей».

Акт о непристойных публикациях пересматривает викторианские законы.

Роман «Любовник леди Чаттерлей» объявлен вполне пристойным.

Закрывается Театр Уинд-милл, который был не в состоянии состязаться с новыми стрип-клубами Сохо.

Гомосексуальный акт между согласными на него взрослыми перестает быть преступлением.

Власть лорда Чемберлена в цензуре пьес отменена. Премьера спектакля «Волосы», в котором актеры играют на сцене полностью обнаженными, состоится в Вест-Энде следующим вечером!

За океаном 60-х ситуация развивалась приблизительно по такому же сценарию. Рокабилли-стиль и первые серферы 50-х стали уделом развлечения зажиточной прослойки, а экзистенциалистская бомба, нацеленная на вовлечение молодежных студенческих масс в политические схемы, сработала. Интернационализм и неподчсинение давали абсолютно противоречивые всходы , начиная с бессмысленных антивоенных манифестаций , заканчивая организацией протоинтернет общения через систему фидо и провозглашения второго ситуанисткого интернационала в Европе.На этот раз пик активности пришелся на Данию и Голландию, где образовались хиппо-анархические круги Провос , отметившиеся своими выходками, (как например напоив полицейского коня ЛСД и ли угрозами по примеру американских собратьев вылить ЛСД в городские водопроводные коммуникации,что было единожды воплощено в Америке),творчеством близкому к дадаизму и изданиями.В Америке же ,кадрово и медийно вполне «интернализированной» через хиппи -битнические движения и моду, очередной социальный кризис и начавшаяся война во Вьетнаме 1965 года привели к расколу в обществе и тотальной англомании экспортировавшей британский бит, как последствие разочарования собственными успехами. Социум опять размежевался вдоль линии моды. Теперь линия раскола проходила между хиппи (абсолютно собирательный термин, под который попадали все от битников до байкеров) и яппи (преуспевающие самодовольные карьеристы). На самом деле, это дурацкое деление было навязано извне журналистами, и градация социума была гораздо витиеватей.




ОТ БАЙКЕРОВ ДО ВУДСТОКА

Оживившийся после военного «бэби-бума», моду на девичий инфантилизм и философских бредней "нормальный социум" представлял из себя формирующуюся прослойку яппи (yuppies - young urban professionals), преппи (потенциальные яппи, выпускники хороших частных школ) и слэкеров (апатичные и аполитичные бездельники). По другую сторону баррикад оказались хипстеры – биты, рокерская субкультура, обретшая все черты байкерской, фольки, модернисты и серферы, чей оптимизм никак не укладывался в циничные рамки социума. Связующей нитью между двумя сторонами становятся студенчество, ветераны войны и музыкальная эстрада. Нарастающая мощь байк-клубов привела к ситуации, что ортодоксальному рок-движению потребовалась своя более жесткая и честная музыка, тем более что база для этого уже сложилась, а множество радикальных талантов андеграунда пылились на обочине эстрады и галерейных задворках. Здесь как раз была найдена точка соприкосновения новых музыкальных тенденций психоделической рок-музыки, «рюкзачной» традиции путешествий фольков, темнокожих музыкальных талантов от соула до ритм-энд-блюза и художественных идей творческого хипстерского андеграунда.

Необходимо отметить, что центр относительно свободных нравов и концентрации талантов переместился в Сан-Франциско и Лос-Анджелес, став оплотом зарождающейся психоделической революции и фестивальной культуры. Летом 1964-го Кен Кизи, автор романа «Полет над гнездом кукушки», основывает в Сан-Франциско коммуну Merry Pranksters, основной идеей которой было равенство и психоделика, и эта идея работала. Молодежные массы вышли из-под контроля, а некоторые проявления стилей стали откровенно асоциальными и провокационными. Так, байкеры, отрастившие по примеру серферов волосы, стали включать в атрибутику германо-фашистские регалии и элементы украшений, демонизируя свой облик и поведение до крайности.При этом фашистская и черепная символика рассматривалась как атрибутика откровенной анархии, о чем были в курсе правоохранительные органы, пристально присматривавшиеся к «мотору» этого движения. Клуб «Hell’s Angels» развивает свою деятельность, охраняя и организуя крупные концерты и фестивали. Студенческая молодежь, считающая себя не менее продвинутой, чем субкультурный люд, самоотверженно кидается в омут «свободной любви» и психоделической эйфории, уже имея самоназвание хиппи (от старого доброго hip - продвинутый). Сами же хиппи называли себя в рамках двух градаций «чудаками» - «Freak» и «умниками» - «Heads».Так начинается «революция цветов» в разгар антивоенной кампании. Начинается период фестивальной деятельности при немалом содействии мотоклубов и Билла Грэхема с его "Fillmore" шоу по всей стране.


Тексты песен, в отличие от эстрадных произведений, становятся наполненными психоделическим смыслом, и на сцене появляются первые субкультурные вокалистки. В обрамлении «британской психоделики» рок-культура этого периода становится во многом независимым альтернативным стилем жизни, в котле которого смешиваются многие жанры и стилистические особенности. Начинается формирование нового музыкального мейнстрима, на базе которого расцветают клешеные брюки, жилетки, яркие рубашки, а футболка, до этого момента считавшаяся исключительно постельным бельем, становится наиболее частым аксессуаром униформы. И чистым листом для воплощения фантазий художников, чьи искания уже превысили интерес к постмодернизму и обратились в сторону сюрреализма, древностей и уличных проявлений неопримитивизма. На этой базе формируется новое «народное искусство» поп-арт, рупором и наиболее ярким представителем которого становится Энди Уорхолл и его коллеги.

В 1967 году, ставшим во многом эпохальным, состоялся первый фестиваль Монтрей, где впервые выступила Дженис Джоплин, собравший 60000 зрителей, открыв тем самым череду фестивалей под открытым небом. На этом же фестивале случился показательный провал устаревшей модовской программы «Who». Термин «хард», устоявшийся в субкультурах, требовал этого и от регги, и от рока, чем, собственно, группа и занялась в дальнейшем, найдя свое уникальное место в нише «рок-оперы». И уже в 1968 году вслед за оперой Kinks «Arthur» группа делает первую постановку «Tommy», ставшую артефактом нового витка уже рок-мейнстрима.

Это было действительно первое в истории «собрание племен», напугавшее общественность своим размахом. На этот же период приходится расцвет молодежной цветной татуировки. В этом же году на экраны кинотеатров попадает фильм «Ангелы ада на колесах»( не без мотивов романа Хантера Томпсона Ангелы ада) , в котором главные роли сыграли Джек Николсон и Эддам Рорк. По сценарию, оставив свою скучную работу, главный герой отправляется вместе с байкерами колесить по стране, доказывая своими мускулами и отчаянным характером, что имеет право не только на любовь и свободу, но и на лидерство в этой разношерстной компании. На «Hell's Angels» начинается охота. Первый судебный процесс против клуба состоялся после печального инцидента на концерте группы «Rolling Stones» в 1967 г. «Ангелы» уже по традиции охраняли сцену и музыкантов. Один из охранников увидел нож в руках разошедшегося темнокожего фана и просто оказался быстрее. Шум подняли тогда страшный, он не затих и по сей день. По иронии судьбы, в этот же период выходит на экраны «Беспечный ездок» Денниса Хоппера и Питера Фонды, успех которого безрезультатно пытались повторить все студии Голливуда. Два хипповых мотоциклиста (Фонда и Хоппер) катят по Америке на красавцах-харлеях, курят марихуану, выпивают, говорят всякую ерунду. К ним присоединяется пьяница-адвокат (гениальная роль Николсона), ненадолго, так как его убивают ретрограды, противники длинных волос. А мотоциклистов потом подстреливают на дороге все те же ревнители коротких стрижек. Фильм моментально становится культовым символом поколения шестидесятых. И получает Лучший приз за лучший дебют «Канн-69».


ХИППИ

Фестивали продолжаются. Под девизами, пропагандирующими искренность, свободу и духовный поиск, молодежь многих стран пускается в рок-н-ролльное раскачивание 70-х и околополитическую деятельность. Немалую роль в этих событиях сыграли все те же представители битнической культуры и независимой антропологии. Такие как Уильям Берроуз, Терренс Маккена, Кен Кизи, пропагандировавший психоделические коммуны, и профессор Тимоти Лири, провозгласивший «Лигу Духовных Открытий» и ставивший опыты с применением LSD на студентах-добровольцах, подведя под это свою философскую базу о внутренних поисках. Появляется анархиствующий философ Джерри Рубин, сформулировавший новое определение «иппи» (от YIP - Youth International Party) и попытавшийся организовать партию длинноволосых радикалов.



Летом 1969 года состоялся Вудсток, собравший более полумиллиона человек, на котором первый и последний раз выступает Джимми Хендрикс со случайным составом, называвшимся «Electric Sky Chirch». Среди рок-кумиров, выступивших тогда перед многотысячной толпой, - «Джефферсон Эйрплэйн», Джоан Баэз, Ричи Хэвенс, «Кантри Джо энд зе Фиш», «Кросби», «Стиллз энд Нэш», «Фри», Джо Кокер, Сантана. При этом несовместимость концепций, выявленная при «слиянии племен», обнаруживается достаточно быстро. Выясняется, что, кроме музыки, свободных отношений и наркотических опытов, «племена» и коммуны ничего не объединяет. Начинается скоропостижный упадок движения и метания американских хиппи. Это был момент истины, когда «собрание племен» самоопределилось с выбором и собственной идеологией. При этом какие-то «племена» вымерли, а какие-то продолжили свое существование. В сфере же мейнстрима и мидлкласса мода на канувших в лету хиппи продолжила свое существование вплоть до середины 70-х.



Молодежь, помимо «свободных отношений» и гомосексуальных свобод, погружается в психоделический угар. Для многих эти опыты становятся последними в жизни событиями. «Психоделическая революция» незамедлительно принесла свои незатейливые плоды. Джимми Хендрикс неожиданно умирает 18 сентября 1970 года. А уже 4 октября этого же года бездыханное тело Дженис Джоплин было найдено в отеле Лос-Анджелеса. Череда смертей от передозировок наркотиками накрывает Америку, но выпущенного в окультуренные массы «джина рок-н-ролла» уже не остановить. Он уже давно шагнул за океан, и в немалой степени этому содействовали музыкальные дельцы и модные бренды. В какой то момент была даже выпущена глумливая серия сахарного драже , продававшаяся вместе со шприцами и названием Hippy Sippi и слоганом «я попробовал все».



Американская и европейская прихиппованая молодежь, начитавшаяся «битнической» литературы и попавшая в зависимость от наркотиков, обращается к востоку и индейским корням, что определенным образом сказывается на внешнем имидже. Длинные волосы не становятся длинней, но стандартизируется более умеренная ширина клешеных брюк, и всевозможные этнические украшения входят в моду по обе стороны океана. И даже просачиваются за «железный занавес» соцлагеря и в Японию, в следствии повального увлечения востоком и буддизмом. Который не остался в долгу и отгрузил вместе с собственной комикс эстетикой, цветной традиционной татуировкой, партию гуру для состоятельных. С этим моментом сопряжено появление первых христианских проповедников, гуру, шарлатанов, маньяков и, естественно, сект вокруг новых учителей духовности. Кому-то повезло больше, кому-то нет. Известия о распадающихся коммунах вскоре сменились на более зловещие, как с сектой, возглавляемой Чарльзом Мэнсоном, печально прославившимся на всю Америку.

Мэнсон основал коммуну, преимущественно состоявшую из дочерей зажиточных голливудцев. В августе и ноябре группа молодых хиппи, называвших себя «семьей», начала рыскать по окрестностям, сначала наведавшись в ранчо Спана рядом с Голливудом, затем на ранчо Баркера в Долину смерти. «Детки» были (и справедливо) заподозрены в торговле наркотиками, угонах автомашин, сексе с несовершеннолетними, магазинных кражах и подделке чеков и серии убийств. Многие из молодых девушек-хиппи беспрекословно подчинялась своему харизматическому лидеру, сорокатрехлетнему Чарльзу, утверждавшему, что он является воплощением Иисуса Христа. То, что сопутствовало процессу Мэнсона, привлекло внимание многих газет мира. Под руководством Лайнетта Сквеаки Фромма милые молодые босоногие девушки-хиппи из «семьи» дежурили, сидя на тротуаре вокруг здания суда, когда шли заседания. Они давали интервью прессе и показывали великолепно вышитые членами «семьи» вещи. Когда Мэнсон попробовал сорвать заседания и вырезал букву «X» на лбу, девушки также «вычеркнули себя косым крестом из вашего мира». Когда Мэнсон заменил «X» свастикой, то же самое сделали и хиппи. Когда Мэнсон после признания его виновным побрил голову, девушки последовали примеру своего кумира. «Я сделал все возможное, чтобы остаться одиноким в вашем мире, а теперь вы хотите убить меня... Вы мне все безразличны». «Правда заключается в том, что... я всегда был лишь пугливым засранцем-воришкой, который не умел украсть без того, чтобы не попасться». Так говорило «воплощение Иисуса» перед своим уходом.

Но самая шокирующая история была связана с преподобным Джимом Джонсом, который, будучи одержимым мыслью о самоубийстве, призывал прихожан своего «Народного Храма» готовиться к «Белой ночи», когда им всем придется ответить на преследования самоубийством. Джонс по соглашению с премьер-министром Гайаны Форбсом Бернхамом взял в аренду кусок южноамериканских джунглей, чтобы организовать коммуну-колонию Джонстаун. Около 1000 последователей его культа переехали туда из Сан-Франциско. Слухи о том, что людей удерживают там вопреки их воле, просочились в Калифорнию, и 14 ноября конгрессмен Лео Райан прибыл в Джонстаун, чтобы увидеть все своими глазами. Вначале все казалось прекрасным, и Райан выразил свое удовлетворение увиденным. Однако когда конгрессмен и сопровождавшие его лица готовились покинуть колонию, поклонники культа открыли огонь по посетителям, и конгрессмен Райан вместе с журналистами и отъезжающим бывшим членом коммуны были убиты. С этого момента Джонстаун был обречен. Но преподобный Джим не ждал высадки морских пехотинцев. Он «спустил курок» подготовленного плана самоубийства и 913 приверженцев, включая матерей с грудными младенцами, были отравлены цианидом.

Несмотря на весь этот негатив, связанный с сектами, начинается эпоха путешествий, давшая племенам экс-фольков, битникам и серферам новый вектор развития, который заключался в паломничестве на восток, открытии и заселении новых далеких от цивилизации мест и пляжей. Так, уже в 70-х, был обретен индийский Гоа, что положило в 90-е начало нового стиля «нью-эйдж», по сути, отождествлявшего все утраченные в 60-е идеалы хиппи.



При этом, помимо восточного фестивального побережья Америки, движения хиппи были восприняты не везде. Так, в крупных урбанистических центрах Чикаго и Нью-Йорке, где в наличие были многочисленные гриззерс объединения совершившие экспансию в другие города в 1964 году, развивалось альтернативное движение с более грязным и жестким «гаражным роком» уже повзрослевших и успевших наиграться в Бит подросками, сопровождавшие свои звкукоизвлечения агрессивной эпатажной хипстерской подачей. Наиболее известные представители этого формирующегося стиля, из которого родилось целое музыкальное направление (группы MC5, «The Stooges» Игги Попа), были задействованы в фестивальной деятельности и приобрели достаточную известность. Но центром становления этого явления стали небольшие городские клубы, предоставляющие свои площадки для проявлений американского андеграунда. Сочетание агрессивного анархизма с налетом фрикового эксгибиционизма и стеба над хиппи-стилем - все это легло в основу зарождающихся «хэдбенгеров», термин со смутным значением, одновременно обозначающий атлетически сложенного грабителя, в котором явно угадывалось противопоставление хипповому самоназванию «heads» и фриковому поведению. Уже в силу этих причин представителей этого стиля нельзя называть протопанком, скорее протофриками, часть которых обогатила сцену хард(в ортодоксальном субкультурном смысле)-рока и стала прототипом почитателей хеви-металлической эстрады. Этот же тезис легко подтверждается деятельностью таких коллективов, как «New york dolls» и иных, занимавшихся издевательством над модой ложного гомосексуализма и рок-эстрадой уже одним своим фактом существования на рок-сцене. Все то же самое чуть позже можно было наблюдать в стиле «глэм-рока» и «хеви-метала». Феномен же, который получил название «панк-революция», был нацелен на ниспровергание иных идолов более радикальным способом. Естественно, никто не оспаривает того, что эти «группы» могли стать примером для поведения.



Модники 20-ых

Модники 30-ых

Модники 40-ых

Модники 50-ых
Tags: история уличной моды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment