fansmagazine (fansmagazine) wrote,
fansmagazine
fansmagazine

Categories:

Модники 70-ых часть 2

ПАНК

Так же как и хэдбенгерз в Америке, английская молодежь, оставшаяся на обочине мейнстрима и успешной жизни, постепенно докипела до того момента, когда фальшь мейнстрима и спекуляции на субкультурные темы стали попросту невыносимы. Социальный кризис, назревавший в Британии, только усилил провал между поколениями и классами в обществе. Вместо «власти цветов» культ городских свалок, вместо любви и мира – агрессивный эпатаж, отрицание устоев общества и намеренная грубость в выражениях.





Вместо длинных волос - всклокоченные прически, кожаные куртки и рваные пиджаки. По словам Джонни Лайдона, никакая политика и идеология тут была ни при чем, просто по лондонским квартирам бегали крысы размером с кошек, пока самодовольные ряженые снобы пели песни про цветы и дружбу. Подобное понимание вместо идеологии легли в концепцию нового явления, которое позже назовут «панк-революция» и «тотал дистракшн». И это были далеко не 15-летние подростки. «В течение этого года всем упомянутым здесь лицам исполнится тридцать», - так начиналась статья «Нью-Мьюзикл Экспресс» в январе 1976 года. - «За последние десять лет «молодежная революция» привела к появлению с одной стороны рок-аристократии и процветающего шоу-бизнеса, не способных лояльно воспринимать какие-либо новшества, а с другой – огромного поколения «скучных» эстетов, мелких лавочников, людей деградировавших и отупевших. И, наконец, тех, кто нашел себя в криминальном сообществе».



Можно долго и безнадежно рассуждать о каких-то протопанках, как это любят делать «антропологи жизни», но здравый смысл, увы, не позволяет нам этого. Потому что задолго до описываемых событий «культурная оппозиция» сложилась именно в Америке, балансируя между фриками и хэдбенгерами, но каких-либо связей не имела вплоть до того момента, пока американские группы, играющие «грязный рок», не стали появляться в Британии в начале 70-х. В самой же Америке клубы подобной стилистики к этому моменту собирали любителей экзотической эстетики «интеллектуального терроризма», невменяемых фриков, и все это носило в достаточной степени богемно-артистический характер. В одной из дешевых забегаловок организуется легендарный клуб C.B.G.B., где выступают группы Television, The Voidoids и певица Патти Смит - «альтернативная» культура среднего класса, очень скоро ставшая богемной и элитарной. Примером для подражания стал литературный мир Парижа второй половины 19-го века. Для посетителей клуба рок-н-ролл был «форумом поэзии, трибуной ночной жизни, обостренного, взвинченного восприятия темных сторон действительности». За ширмой которого происходила особая жизнь которую попытались описать Легс Макнил и Джиллиан Маккейн, сложив каледоскопично высказывания участников в экзестенциальную книгу Прошу, убей меня.








В Британии все было несколько иначе. Но даже в начале 1976 года не было такого специального термина для обозначения новой субкультуры, не говоря уже о музыке. Слово punk на англоязычном криминальном слэнге обозначало «шваль», «подонок», было приклеено, так же как и ярлык «хиппи», на молодежные группы, считавшие себя, как минимум, «честными рокерами». И единственное, что объединяло американских и британских подростков, был пресловутый «хиппи хейт». С появлением «гаражного рока», делавшего ставку на грязный звук и атональные рифы, движение, которое объединяло не только деклассированные элементы, но и представителей многих слоев британского общества, начало скоропалительно обретать форму. При этом музыкальный стиль не является чем-то определяющим, тот же «Clash» играет музыку, близкую к регги, «гаражники» Ramones держатся своего, но общая тенденция становится ощутимой.




Уже к середине 70-х в «Конце Света» - наиболее одиозном районе Лондона на Кингз роуд - по уик-эндам стали собираться большие группы ряженых молодых людей. Именно там Малькольм Макларен, до этого уже побывавший в Нью-Йорке и понявший конъюнктуру этого набиравшего оборота движения, открыл вместе с Вивьен Вествуд, занимавшейся торговлей ювелирных изделий, лавку под названием «Гараж Парадиз». Которая вскоре сменила название на «Let the be Rock» и превратилась в Мекку для модников, где они покупали всякую одежду, безделушки, дешевые подержанные пластинки. Для исполнения соответствующей классики устанавливается старый проигрыватель, и магазин превращается в тусовку для потерянных душ. В этот же период Малькольм и Вивьен также создают свои дизайны одежды в стиле тедди-бойз, а Макларен, увлеченный идеей заварушки конца 50-х, пытается устроить собственную. Малькольм меняет вывеску — теперь магазин называется «Секс», раскрашивает интерьер флуоресцентной краской и развешивает лозунги из «манифеста подонка» Валерии Соланас. Затем, набрав добра в порно-магазинах Сохо для своих художественных идей, они с Вивьен постепенно собирают под своей крышей полный комплект вызывающе-эксцентричных фетишистских одежд, которые смотрятся уже вполне в стиле новой субкультуры. И, естественно, вскорости становятся его частью. Девушки радостно берут на вооружение вычурную одежду проституток, сетчатые колготки, и генерируют издевательские образы «драных шлюх» с размазанным вульгарным макияжем, который вскорости станет атрибутом «новых романтиков».



К тому времени Малькольм начинает ездить с деловыми визитами в США. Его стиль псевдо-«тедди-бой» и секс-модели не пользуются особой популярностью, зато Нью-Йорк становится поистине золотой жилой. Для увеличения популярности магазина он попытался привлечь к своей деятельности американские группы «The Stooges» и «New York Dolls», но никакого особого продолжения его менеджерская деятельность не принесла из-за невменяемости музыкантов. Что способствовало идее создания группы «Секс Пистолз», по именованию одной из уличных банд, о которой Макларен услышал в Нью-Йорке.






Внешний стиль лондонских тусовок к тому времени был вполне сформирован и представлял из себя сплав последних новаций с неизменным пренебрежительным оттенком к целостности вещей. С дополнениями от Вествуд и Роудс, это выражалось в черные майках с оскорбительными надписями (например, на портрете королевы красовалась надпись – «Все мы проститутки»), драных кожаных куртках с множеством заклепок и значков, заимствованных от рокерских DIY-заклепок, которые дополняли вызывающие татуировки, ботинки «Доктор Мартенс» на высокой шнуровке, собачьи и фетишистские ошейники, рваные джинсы и колготки и крашенные в разнообразные цвета волосы. Причудливо остриженные головы, неизменный знак «Анархии» и булавки, которые с подачи Макларена становятся основным атрибутом стиля. Цветовая гамма была либо безумно пестрой, либо нигилистически черной. Любимым развлечением группы с Кинг Роуд были тусовки в клубе «У Луизы» на Поланд Стрит, бывшим местом сбора лесбиянок и бисексуалов, над которыми панки издевались, пародируя извращенцев. Эта манера во многом отразилась в клубных фриковых стилях «Новых Романтиков», «Готов» и «Перков» (Фетишистов).



Появление оскорбительного для всей Британии коллектива «Секс Пистолз», начавшего свою деятельность с публичного оскорбления английской королевы по центральному тв, взорвало сначала местные молодежные круги, начавшие погромы и бесчинства. А затем в состояние шока впала звукозаписывающая индустрия, заставив считаться и с вызывающим неадекватным поведением участников, и с мгновенно выросшей популярностью. Этот проект, ставший «ледоколом общественного сознания», повлиял во многом и на многое. Эстетика, которую журналисты окрестили «панк-революцией», мгновенно распространилась по многим странам, включая Советский Союз. Появилась возможность записывать и выпускать диски не только профессиональным коллективам, но и уличной шпане, которая превратила рок-сцену в политическую трибуну аполитичных нигилистов, требовавших правды от политиков, указывая обществу на его изъяны и болезни. Помимо этого, оказываются востребованы группы «грязного и тяжелого звучания», такие как AC/DC, до этого отмеченные признанием только у себя на родине в Австралии, да и то как феномен играющих 15-летних подростков-бунтарей, одетых в школьную форму. Термин «панк» становится тотальным брендом, в движение втянулись и представители среднего класса.

«Панк-бренд» стал подобен вирусу, мелькая в каждой газете, журнале, ретранслируясь в программах телевидения. В итоге, начавшись как «революция» уличного стиля, образ «панка» стал частью британского импорта, от туристических открыток до медиапродукции. Эта всесторонняя эксплуатация привела к раздроблению «племен», каждое из которых развивалось в рамках местных традиций и на разных этажах социума.

В результате организации американского тура для «Секс Пистолз» выяснилось, что американская модная молодежь придерживается несколько других увлечений и развивает свою фриковую линию общественного противостояния, внешне близкую к «ой!»стилю, или богемно-фриковую. Под термин панк-рока попадает сам Игги Поп, Блонди и даже Пэтти Смит, типично хипстерствующая певица, близкая к панку ровно настолько, насколько Иосиф Кобзон близок по стилю и содержанию песен к творчеству группы «Кино». Вся эта масса музыкальных исполнителей в какой-то момент будет обозначена «новой волной», или постпанком, но ни один из терминов не может охватить представленного диапазона протестного экспериментаторства.



Просуществовав два года, «Секс Пистолз» распадается, не только по причине смерти Сида Вишеза, но и по причине того что Джонни Роттен не желает участвовать в интригах Макларена, постоянно стригущего купоны с «панк»-движения. Что, в итоге, и подтвердилось по выходу фильма «Великое рок-н-ролльное надувательство», где ушлый предприниматель высветил свою главенствующую роль в образовании панк-движения. «Секс Пистолз» был канонизирован при жизни остальных участников, занявшихся после распада группы собственными проектами., а сама история была описана в книге Фреда и Джуди Верморел "Секс Пистолз.История изнутри". Волна «панк-революции» под лозунгом «Будущего нет» давала мгновенные всходы. И потрясенные околомузыкальные дельцы постепенно стали приспосабливать это нечто напоминавшее рок предыдущего периода под собственные нужды. Так появляется череда исполнителей, именуемых «постпанками», не менее широкое определение, которое в скором времени уляжется на магазинные полки под названием множества «стилей» с приставками «рок» и «панк». Что, в свою очередь, повлечет повторную под названием «панк-хардкор», еще более агрессивного и неистового, и в этом плане период эволюции стиля в не меньшей степени связан и с Америкой, где на базе современного вортицизма и неоэкспрессионизма был создан особый вид творчества «чип-арт», в противоположность предшествующему «поп-арту» и отточена техника музыкального стиля. В Британии же второй половины 70-х, как уже поминалось, вслед за активным вмешателством политических организаций в субкультурную и концертную деятельность(в первую очередь фестиваля под названием «рок против рассизма» 78-ого и ответный фест на поруках БНФ) произошел раскол в уличной и музыкальной среде, который напоминал о себе и в 80-х. Раскол повлиявший и на стремительное формирование аполитичной «Ой» сцены, объединившего стрит панк и скинхедов.




Модники 20-ых

Модники 30-ых

Модники 40-ых

Модники 50-ых

Модники 60-ых (1 часть)

Модники 60-ых (2 часть)
Tags: история уличной моды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments