fansmagazine (fansmagazine) wrote,
fansmagazine
fansmagazine

Categories:

Модники 70-ых часть 1

Время Мейнстрима и Революций


Агрессивные стили и новая тенденция «hippy hate» были закономерными явлениями на неудачу «революции цветов» с точки зрения «hardcore» субкультур, нацеленных на независимость, а не абстрактную свободу. Тем более что на фоне заката «детей свободной любви и мира» восходящая фестивальная эстрада и стремительно отпочковывающиеся от нее рок-направления уже не смотрелись так искренне и были нацелены на иную, более обычную и состоятельную публику. Все события предыдушего периода канонизировались через прессу и телевидение, оформляясь в рамки моды.





Продвижению моды способствовали фильмы об уже отошедшей культуре молодежного бунта. Так, в 1970 году был снят фильм о Вудстоке, получивший «Оскар» как лучшая документальная кинолента, одним из монтажеров которой был Мартин Скорсезе. В 1971 году по опере «Tommy»(на одноименном альбоме The Who 1969 года впервые был обозначен жанр рок-музыки) Кеном Расселом был снят фильм, ставший артефактом рок-культуры. За ним, через 2 года последовал тур The Who «Quadrophenia», закончившийся премьерой одноименного фильма Френка Роддема в 1979 году, рок-опера «Jesus Christ superstar», «The Who» или «Small Faces», опять же Кен Расселовская «Listomania» с представителями «Who» и «Yes» 1975 года.



В Америке развивался жанр параллельного субкультурного кино, запрещенного к просмотру из-за обилия вульгарных и психоделических сцен. Фильм «Розовые фламинго», снятый Джоном Уотерсом в 1972 году признается «отвратительнейшим фильмом всех времен».В 1975 году выходит в свет Философия Энди Уорхолла, оформляя в исторические рамки деятельность американской арт-богемы. А на остывающем трупе фестивального движения тем временем формировался музыкальный и модный мейнстрим. Общество говорило о моде и хиппи, одевалось как моды и хиппи, сделав костюм предметом рабочей одежды и официальных приемов. Остальную потребительскую нишу стремительно заполняли бренды, сделавшие упор на молодежную моду и спортивные стили. Французские дома моды закрывались один за другим, итальянские все еще держались на плаву, и даже Ив Сен-Лоран пытавшийся заигрывать с субкультурами на Beat Look в 1960 году, вновь ыл вынужден пойти навстречу молодежи своим ностальгическим показом «Libiration» и стилем «сафари», а женщин одел в смокинги снабженные юбкой.


МЕЙНСТРИМ

В молодежных европейских субкультурах тоже не наблюдалось порядка. Французские зазу ударились в политику, организовав общество борьбы против расизма, блузоны сошли на нет, а в битнической среде белой молодежи появились аналоги американских хипстеров, поющих шансон. В Британии вследствие развития мейнстрима наступила очередная фаза мутации: «Руди бойз» с наступлением 70-х стали менять стиль в сторону религиозного течени растафари, а ямайский диджей DJ Kool Herc отправился Нью-Йорк, где формировался «рок-стеди», чтобы своим переездом озвучить начало эпохи рэпа.




Разлившись мощной эстрадной волной, «движение протеста» забрело в тупик и привело к мутации и рестайлингу в молодежной среде. Обилие рок-групп, сформировавших мейнстрим для удобства продаж и демонстрации профессиональных талантов музыкантов, начало форматироваться по стилистическим направлениям, которые с подачи радиостанций трендселлеров и брендов превратили их в «лавочки вкуса» с приставками «рок» для широких слоев населения. Понятие альтернативности утратилось из-за популяризации протестных эстрадных форм, но сформировало нишу для музыкальных эксперементов, впоследствии обозначенной Прогрессивным роком, представители которого в своих поисках черпали информацию как из модной клубной среды, так и из более глубинного андеграунда. В этих условиях экстравагантность и связи с контркультурой стали определяющим успешность фактором для уже сложившегося интернационального меломанского рынка. К середине 70-х появляется несколько направлений, претендующих на связь с субкультурами. Американские гетто, оставшиеся на обочине «рок-революции» 60-х, формируют эстрадно-танцевальный стиль фанк , который популяризируется выходом фильма Супрефлай (Superfly / Ловкий парень), в 1972 году.А в середине 70-х Джордж Клинтон и его коллеги-музыканты создают отдельное течение «Пи-фанк», основными визуальными атрибутами которого становится смесь психоделического соула и зути-стиля с налетом сутенерского имиджа – широкие клешеные брюки, шелковые рубашки, свободные пиджаки немыслимых по своей пестроте расцветок, золотые цепи, кепки, фуражки и очки вычурных форм. В недалеком будущем молодежь всего мира будет воспринимать это уже рафинированное популяризацией направление как танцевальную музыку диско. Херби Хенкок развивает фанк направление в сторону рок-стеди. Соул, который пользовался популярностью в молодежной среде, адаптировался к новым ритмам и в совокупности с расслабленной импровизацией все еще оставался клубной музыкой для британской молодежи.





Другой по-настоящему творческой альтернативой 70-х являются представители андеграунда, связанные с достаточно глубинным пластов коммуникации психоделиков, которые вместо того что бы пополнить стадионы и манифестации, занимались не сильно коммерческими экспериментальными шумовыми и электронными проектами. Брайн Ино и Байн Ферри, Френк Заппа, написавший впоследствии Настоящую книгу Френка Заппы, все старались сделать из своих музыкальных приключений хеппенинг длинною в жизнь.Наиболее ярким и настолько же загадочным представителем этого направления является проект «Residents», представители которого тоже сделали перформанс, но в стиле баухауса 20-х годов, из собственной творческой жизни. Взяв концептом инопланетное рок-представительство на планете Земля, эта группа лиц (лиц которых никто не видел) в течение более 30 лет является переводчиками основных хитов мейнстрима на более понятный язык. И до сих пор остаются творчески активными.

Еще одно самобытное направление Европейской музыки, обозно записанное либо в «ньювейв» либо в «прогрессив», становится немецкий краут-рок, оказавший немалое влияние на развитие тенденций в мире европейской музыки, но участники которого не стали представителями рок эстрады, предпочтя небольшие клубы и перемещения в околомузыкальных коммуникациях. Как и представителей нойзовых и декадентскх музэксперементов, записанных меломанами либо в «панк» , либо в несуществующий «готик рок». К которому большее отношение имели иные представители с иной судьбой.


ГЛЭМ

Стиль «Glam», основными представителями которого были Марк Болан и Дэвид Боуи, также претендовавший на альтернативность мейнстриму, довел до предельно вычурных форм модовские стили предыдуших поколений. И также являлся продуктом смешения психоделики и рок-музыки. Изюминкой стиля стал упор на смешение всего, в том числе и гендерных особенностей в виде даже не унисекса, а инопланетной бесполости, как альтернативы предыдущей культивации мужественности. Эстетизм, индивидуальность и неземные сценические образы были одновременно любопытны сторонникам канувшего в лету дендизма и хиппствующей молодежи, благодаря своим призывам «назад к природе» и адептам комикс-культур Америки своей нацеленностью на «космос». Этот кратковременный сплав, который правильнее называть периодом, чем стилем, получил свои проявления и в кинопродукции, к примеру, в фильмах «Голод» и «Человек, который упал на Землю», где сыграл Дэвид Боуи, и в моде, сделавшей ставку на «унисекс». Андрогенность образов в немалой степени позже будет заимствована в образах хард-рок и металлистической эстрады 80-х, от «Twisted sister» до «Motley crew». Панки, нью-вейверы, серферы и хэдбенгеры со свойственным этим субкультурам стебом взяли на вооружение садомазохические аксессуары. Как и многие фрикующие «клубные культуры» перков и готов этого и последующих периодов, которые развивали эту тематику уже с меньшей степенью иронии.





ХЭДБЕНГЕРЫ И ХАРД-РОК

Новация в эстрадном проявлении заключалась в противопоставлении другим стилям, претендующим на интеллектуальность стеба, кривляния и генерирования образов из иной плоскости жизни. Их в большей степени можно считать основоположниками фрик-культуры и единовременно ревайвелом цирка Барнума конца 19-го века. Пародируя безумства окружающего мира, трансвестизм, бесполость, дополненные демоническими образами сценических костюмов, это направление в эстраде подняло на флаг культ насилия, ретроградство и мистику. При этом волею случая к формированию этого эпатажного стиля имели отношение не только уличные фрики, но и известные деятели андеграунда и художественной среды. Так, Сальвадор Дали, усмотревший в этом проявлении отличный плацдарм для своего сюрреализма, оказал немалое влияние на формирование сценического образа Элиса Купера, которого целесообразней относить к теме глэм-рока. И не только за двуполый псевдоним. Естественно, что стиль «аристократов гаражных задворков» был обречен на критику со стороны эстрадных «рокеров» и состоявшихся альтернативщиков. На чем и строился расчет. И уже к концу 70-х «гаражники» и «глэм-рокеры», которых правильнее называть «хард-рокеры», при явной симпатии со стороны уличных субкультур и непослушной молодежи, страждущей драйва и отрыва, увеличили свои ряды настолько, что вектор внимания со стороны киноиндустрии и дельцов от шоу-бизнеса был и на их стороне. И новое эстрадное явление, отпочковавшееся от прогрессива в виде сценического шоу и тяжелой музыки под названием «хеви-метал» зашагало по планете с наступлением 80-х. Внешний вид «хард-рокеров» 70-х выражался в длинноволосых прическах, шляпах, небрежной одежде, джинсовых и расшитых костюмах с элементами индейской этники. При этом музыка могла носить любой стилевой оттенок с неизбежным налетом профессионализма, как например у Grand Funk Railroad, оставивший неизгладимый след в американском хард роке своим драйвом, но к началу 80-х , пережив распад ,стала трудно различимой с остальной эстрадой. С момента проведения тематических фестивалей в моду ввелись джинсовые DIY-куртки, пестрящие туристическими и меломанскими нашивками, футболки с изображениями любимых исполнителей. Этот стиль сохранился вплоть до наших дней без каких-либо серьезных изменений, как собственно и весь прогрессивный рок, застывший в тех же 70-х..










СКИНХЕДЫ

Как уже поминалось, в уличной среде 60-х началась нездоровая конкуренция вокруг термина «мод» и вовлечение подростков в околополитику со стороны студенчествующих хиппи. Окончательно утратив свой облик мода, хард-моды пребывают в поисках оригинальности, отказавшись от белых рубашек Ben Sherman в пользу клетчатых от Brutas и стиля «рабочего класса». Считается что термин «скинхед» вошло в широкий оборот после того как Во время Марша Солидарности с Северным Вьетнамом в октябре 1968 года 200 молодых людей в цветах клуба Millwall бежали рядом с демонстрацией выкрикивая «Enogh».




C этого момента феномен, вместе с уличным и околофутбольным насилием попадает под прицел прессы,которая начинает демонизировать ситуацию, приписывая субкультуре расисткий характер, пропуская мимо глаз мультикультурность образования и то что агрессия против нового потока мигрантов направлена в большей степени против «паки»(выходцев из Вест Индии) и иных азиатов, в массе прибывавших в Британию на волне деколонизации. То есть , по большому счету городская война, была традиционной войной за территории. Ситуацию усугубляет стилистический разброд в среде коротко стриженных подростков, балансирующих от приличной костюмной моды , которую из-за кризиса становится труднее поддерживать, как и гонки на мотоциклах и скутерах, до устоявшейся стиля хард-модов «Boot boys», оказавшейся наиболее устойчивой к времени и в большей степени закрепившейся за околофутболом конца 60-х. Помимо американских «парка» и Donkey jacket появляются джинсы «Sta prest» и укороченные слаксы, дополненные классической моделью «Dc Martens». И новые брендовые вещи: поло и блейзеры, которые стали популярны среди околофутбольных мобов, подвергшихся серьезным гонениям со стороны полиции. Позже этот диапазон обычных вещей, удобных для того что бы не выделяться из толпы будет расширен, а пока в этом вполне вызывающем и заметном виде скинхеды становяться наиболее известны общественности. История повторяется, как и в случае с теддами выходит масса новел посвященных молодежи и насилию, что незамедлительно повлекло омоложение и увеличение рядов нового веяния. Как и всплеск выяснений отношений.


«Lemonhead» , «Trickles» (лопоухие), «Noheads» (безголовые), «Spy Kids» (видимо имелся в виду подростковый костюм с очками от «руди бойз») -все это названия которые унаследовали группы, вплоть до того момента когда летом 1969 года лейбористский премьер Гарольд Вильсон в Палате Общин не упомянул каких то хулиганов «скинхедами из Сарбишена».

Нашествие новой волны хиппи и мигрантов из Пакистана и Индии, как и нарастающий социальный кризис, приводят к экскалации подросткового насилия, по мотивам которых Энтони Бреджесс написал свой «Clockwork Orange», а культовый уже режиссер Стенли Кубрик снял в 1971 году «Механический апельсин», номинировавшийся и получивший свой «Оскар». Но уже в 1972 фильм был изъят из британского показа, что только увеличило его славу и оказал влияние на внешний вид некоторых скинов. Романы же Ричарда Аллена, начиная с первого нашумевшего «Skinhead» изданного в 1970-м, попали даже в список литературы для школьных сочинений на вольную тему. Вскоре издательство «Пингвин» издает фото книгу посвященной одной из группировок бритоголовых, снабженной текстом социального характера. Что , возможно в последний раз популяризировало костюмную моду 50-х в уличной бритоголовой среде, от которой в 70-е оставался разве что раскрашенный под Британский флаг модовский пиджак, который так и назывался «Юнион Джек». Паралелльно созданной популяризации происходила и демонизация явления достигшего своего пика развития, через ту же прессу и в это же время. Подобные провокации только усиливали столкновения между азиатами и местной молодежью, часть из которой выбрала социально-стилистический вектор на поддержку «working class» .Термин , на тот период массовой безработицы , забастовок и сепаратисткого движения в Ирландии, обозначал достаточно широкое понятие, болшее чем просто разнорабочий. Ситуацию ассоциальности и экстримизма усилил ввод войск в Ирландию в том же 72-м и активизация как национальных, так и марксистских партий, ищущих поддержку среди неудоволетворенной молодежи. Успеха и в молодежной поддержке на короткий срок добилась стремительно увеличивающая ряды БНФ, к ужасу лейбористов занявшей немало мест в новом правительстве 1974 года. И , не смотря на то что сами беспорядки этого кризисного для Британии времени носили общий характер, с участием появившихся к середине 70-х еще идеологически незрелых панков( в свою очередь попавших под окучивание марксистов и социалистов), либеральная пресса не приминула огульно записать скинхедов в расисты, а позднее и в неонацисты. Столкновения же в целом происходили с хиппи, панками и не носили ожесточенного характера как в столкновенях с мигрантами, для которых ярлык расистов сработал как красная тряпка на быка. Так, например, в 1979-м году азиатскими мигрантами было сожжено здание Хэмрбо Таверн, где проходил концерт Last Resort, а силы S.P.G., прибывшие после свершившегося разогнали толпу осаждавших посетителей концерта.

В целом, эпоха скинхедов в рамках 70-х сама собой разбилась на два этапа- до 1974 года , времени футбольных потасовок, «паки-роллинга» и смещения костюмной моды. И после 1974 года, в рамках формирования панк-сцены , околофутбольных баталий и активного вмешательства политиков и прессы. Приведших в итоге к тому , что часть бритоголовых вернулась к «обычной одежде» отпустила волосы, за что были прозвана«Smoothie» ( смузы).Часть панков стала подчеркивать свою анархическую аполитичную позицию и стала сближаться с аполитичными же скинхедами. Ситуация к концу 70-х породила еще одно понятие - «Herberts»( по названию улицы Лондона), которое определяло молодых людей не считавших нужным входить в какую то лигу, но при этом активно участвовавших в концертных событиях. Музыкальные предпочтения всех молодежных групп тоже сильно разнились уже к середине 70-х; Регги, соул, хард-рок и панк-рок.При этом большинство девушек, относящих себя к обозначенному стилю, сохраняют модовскую стрижку Feather Cuts . К концу 70-х на панковском флёре появляется мода частично сбритых волос со средней длины прядями спереди. Таких представителей называют «Chelsea girl», «skinbird» или «Renee». Мужские прически становяться предельно короткими. Популяризация татуировки в молодежной среде, в панк и скинхед среде приобретает достаточно брутальный характер вплоть до лицевого татуирования, широко представленного в криминальной среде.

Конфликт с появившимися панками, которых также переполняет «хиппи хейт» и постоянное желание простебать тему извращенцев высших сословий , в середине 70-х выливается в околоконцертный и уличный союз, где на одной сцене выступают Cock Sparrer и Sham 69 вместе со Screwdriver , Damned, Clash или U.K. Subbs.Появляется взаимовлияния и в дресс коде. Плодами же этого союза ,в первую очередь, становится сметание с улиц остатков теддов, а к концу 70-х формируется стиль «street punk» и «Oi!» сцена. Название выводится от песни Cockney Rejects «Oi!Oi! Oi!», а внедрил его в массы ведущий новостного раздела журнала «Саундс», Гарри Бушел, заинтересовавшегося музыкой улиц. Он же помог выходу «Oi! The Album» в 1980-м году и попробовал беспристрастно описать движение бритоголовых












Tags: история уличной моды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments